8 800 511 04 80 info@lightinhands.ru

Три дочери

Три дочери
Дата публикации: 27.06.2022

Я читала здесь достаточно историй, и от каждой замирало сердце. Тяжело такое читать, особенно, когда и сама проходила подобный путь. Я понимаю, какую боль испытывает женщина, потерявшая ребёнка.

Без шансов

Моя история случилась в 2015 году. После свадьбы прошёл месяц, мы с мужем очень хотели детей и не стали откладывать. Вскоре я увидела две полоски на тесте и почти сразу побежала на УЗИ. Нам показали нашу крошку. Не знаю, почему, но я сразу поняла, что это девочка. Самочувствие было хорошее, летала на работу, всё было так хорошо, что я удивлялась – а так бывает?

Прошла первый скрининг, он хороший, анализы отличные. Уже стала задумываться о том, как назвать, что купить, — обычные житейские мысли, которые резко прервал второй скрининг.

Я с нетерпением ждала его, на работе не могла сидеть — было непонятное беспокойство. Пришла в женскую консультацию в назначенное время – датчик на живот и – гробовая тишина. Затем врач начала перечислять все проблемы: сердце, почки, мозг, расщелина нёба и лица. «Тут Патау, скорее всего», — сухо произнесла она. «Ну вы же всё понимаете. Тут без шансов», — таким был вердикт в конце УЗИ.

Меня сразу отправили к заведующей. Я вышла из кабинета по стеночке, глаза в пол. Сидят беременные в коридоре, а мне так стыдно перед ними.

“Дома открыла интернет, и внутри всё оборвалось. Как мы смогли попасть в этот маленький процент? Как у здоровых людей, которые не пьют, не курят, может быть такое? Было много вопросов, но так мало ответов. Я много плакала, и, видимо, ребёнок всё чувствовал. В ту ночь она впервые толкнула меня. А я выла на всю квартиру и просила у неё прощения.

Как ни странно, дальше все происходило очень быстро: генетик, забор материала, повторное УЗИ. Всё это подтверждало диагноз: синдром Патау. Генетик очень чётко всё говорил, и про будущих детей, и что нам просто не повезло. Потом был консилиум и приговор – прерывание по медицинским показаниям. Ребёнок не будет жить. На консилиуме показали кариотип ребёнка — девочка.

Девочка

Наступила весна, время перемен, — но каких? Были и плюсы (даже в такой ситуации их надо искать): всех беременных с такими проблемами у нас в городе направляют не в роддом, а в отдельное учреждение. Тут априори нет женщин, счастливо выносивших беременность и родивших здоровых детей. Так действительно легче, когда не слышишь плач чужого ребенка. У всех окружающих меня девушек были грустные, тяжёлые истории, но всё равно тут было легче. Я была не одна.

Прерывание было достаточно обыденной процедурой. Пришла врач, мы долго говорили. Она не произносила тех страшных слов, вроде «родишь ещё», «ты молодая». Она просто слушала и понимала. А потом всё было просто и чётко: в 9 утра дали таблетки, чуть позже ввели гель.

“Начались схватки, и я терпела как могла. Мне было стыдно показать боль. Мне казалось, что могут кричать те, кто рожает здорового ребенка, а не я. У меня то, о чем стыдно говорить.

Но, по сути, у меня были обычные роды, а я просто терпела – грызла одеяло и подушку. В 16 часов отошли воды, пришла врач, меня увезли в родблок.

Она родилась быстро. Я не увидела её — унесли сразу же.

А потом — ничего. Пустота. Я попала на праздники, поэтому выписали не скоро. Хотя, думаю, там мне было проще. Соседки по палате как могли меня поддерживали. Но у каждой была своя история, всем было нелегко.

Возвращаться к жизни

Настоящий ад начался после выписки. Я честно не знала, куда пойти, кому об этом говорить, кроме мужа и мамы. Было обидно, страшно, непонятно. Везде беременные. Все рожают. Мне казалось, что в июле 2015 родили все. Мой ПДР тоже стоял на этот месяц. Мне не хотелось ни с кем общаться. Я чувствовала себя человеком второго сорта.

Но к жизни надо было в любом случае возвращаться. Пришли результаты всех возможных исследований. У ребенка были найдены все патологии, которых не видно было даже на УЗИ. Я хотела думать, что мы с мужем, возможно, не здоровы. Хоть в этом видеть причину. Но я ошибалась: оба здоровы, кариотип нормальный. Нас отпустили с миром, сказав: «Так бывает».

Прошло время, сейчас у нас две дочери. На все УЗИ я ходила в состоянии не радости, но ужаса. Поверила в своё счастье только после родов. У меня две дочери, хотя я всегда про себя думаю – их три. Одна не со мной. Время не лечит. Я всё помню, как вчера, и мне до сих пор бывает очень больно.




Вы можете Помочь
visa мир maestro mastercard
Помочь сейчас
Вы можете Помочь

Регистрация

Чтобы скачать брошюру, зарегистрируйтесь на сайте

Авторизация

Чтобы скачать брошюру, авторизуйтесь на сайте