8 800 511 04 80 info@lightinhands.ru

Мой ангелочек Ульяна

Мой ангелочек Ульяна
Дата публикации: 28.04.2019

Мой ангелочек Ульяна

Меня зовут Регина, мне 27 лет. И я мама четырёх детишек. Я до сих пор нахожусь на этапе принятия этого…

Первая беременность для моего сознания была совсем юной: 04.02.2013 она закончилась выкидышем на сроке 7 недель. С папой этого ребёнка мы не смогли прожить эту утрату вместе и разошлись после 6 лет. Об этой боли я ни с кем не говорила и заглушила ее. 29.09.2014 года моя вторая беременность закончилась остановкой сердца у ребенка на сроке 6–7 недель, начался выкидыш. Ребёнок был очень желанный, я была к нему готова, но Бог все видит, и он не видел мою дальнейшую судьбу с папой малыша. Сердце мне подсказывало, что это сыночек. И вновь, все по кругу — «не принято обсуждать».

10.05.2016 года я родила долгожданную мою крошку Элину: 3590 г 52см. Беременность была сложной, 6 сохранений, роды очень тяжелые, экстренное КС.

“Но вопреки всему, моя доченька выжила и радует своими умениями.

Рождение Ульяны

С мужем мы сразу мечтали о большом количестве детей! И вот долгожданная беременность в 2018 — отличная, волшебная! Начала слушать себя, малыша внутри. Сердце подсказывало, что мое желание родить естественно после КС будет исполнено. Так я и родила 15.02.2019 года в 03:45 свою вторую крошку — Ульяну: как и Элина – 3590 г, но только уже 53 см.

Роды прошли прекрасно, без акушерской агрессии, без обезболивающих и окситоцина. Мы с доченькой очень хорошо поработали. Она так хотела скорее к маме в объятия. Но с того момента, как доченька родилась, я вместо эйфории и радости начала чувствовать большую тревогу. Я как сумасшедшая стала просить не трогать ее, отдать мне, не хотела ни с кем ее делить. Мое сердце не было спокойным! Ульяшу положили мне на живот, я обнимала ее. До сих пор чувствую в руках ее тепло, и какой она была мокренькой, в смазке. Ульяша жаловалась мне, как ей было тяжело, но мы вместе справились. Эти воспоминания для меня самые яркие. Я прокручиваю их каждую минуту, если остаюсь одна со своими мыслями.

“Такой я запомнила Ульяночку — живой, чистой, светлой, без трубочек.

Сохранились и фотографии, спасибо акушерке. Но потом меня отключили, чтобы зашить. Я не хотела засыпать, а когда я проснулась, ребёнка рядом не было. Я одна, на кресле в родзале. Я вспомнила, что под наркозом слышала плач ребёнка. Потом Ульяну прикладывали к груди, а потом я услышала слова врача о том, что дочку куда-то забирают «понаблюдать».

Начало конца

Я позвала врача, и мне сказали, что дочка в реанимации с подозрением на пневмонию. Потом увидела, как ругались мой врач и женщина из реанимации. Говорили, что ребёнка очень поздно принесли. Мое сердце рвалось на куски, я звонила мужу, просила разобраться. Все, что мне говорили: дождитесь обхода врачей, вам все скажут. Я дождалась обхода в послеродовом. Я ждала не своего врача, а только неонатолога, но пришли из реанимации. По одному только лицу было понятно, что это всё… Куча документов и слова, как гром: «У вашего ребёнка крайне тяжелое нестабильное состояние. Пневмония, лёгочное кровотечение, отек головного мозга, была остановка сердца — реанимировали; ребёнок поступил из отделения патологии новорожденных в состоянии комы. Налицо все признаки внутриутробной инфекции».

Всё. Часть меня умерла в этот момент. Я хотела к дочери, я рвалась к ней — это было единственным моим желанием. Мужу я позвонила и попросила организовать крещение. В 13:00 мне в первый раз разрешили к ней зайти. И здесь мое сознание не даёт мне подробностей. Мне просто разрешили быть с ней круглосуточно. Все врачи и медперсонал плакали, а я стояла рядом с Ульяной и пела ей колыбельные, разговаривала с ней, не позволяла себе плакать.

Я рядом!

В это же вечер пришёл мой муж и ему тоже стали рассказывать все диагнозы, но что толку? Мы их не слышали. На следующий день, 16.02.2019 утром мне позвонили из реанимации, вновь остановка сердца и вновь ее реанимировали. Я рядом, доченька, я здесь! Ульяша порозовела, искала меня глазами, сжимала мой палец своей маленькой ручкой, такая сильная девочка, которая не хотела уходить.

Вечером к 8 часам я должна была вновь идти к ней, после небольшого перерыва (мне ставили капельницы, уколы и т.д.) Но за 10 минут до этого времени звонок, и такой знакомый номер: «Срочно». Я выдрала из руки иглу и побежала. Я бежала по этому длинному коридору и рыдала, ни на кого не обращая внимания. Над кювезом столпились врачи.

«Регина, милая, она уходит…» — слезы и вой кругом. Я попросила пригласить мужа и сказала, что мы должны быть в этот момент с ней рядом, с нашей доченькой. Приехал муж, доченьку вернули. Она даже стала вновь сжимать ручки, но сердце почти не прослушивалось. Нам просто сказали, что это может занять очень долгое время.

«Вы остаётесь?» — «Конечно, да! Мы теперь никуда не уйдём, и никто ее не отнимет!» В течение следующих двух часов произошла ещё одна остановка сердца. Адреналин – и вновь бьется. В какой-то момент я начала ей петь песню, и тут Ульяна сильно сжала мой палец и посмотрела в мои глаза. И всё. Я не сразу поняла, что случилось. Движений больше не было, никаких. Я рванула к врачам, все прибежали и стали делать реанимационные процедуры, массаж сердца. УЗИ показывало, что сердце ещё сокращается, но все медленнее. И вот в 22:35 последнее УЗИ – сердце не бьется. Ушла.

Прощание

Боль. Я хотела выть. И сейчас хочу. Мой муж — такой прекрасный папа. Я чувствовала и его боль, и от этого хотелось закричать на весь мир. Наша малышка, такая сильная девочка. Я таких людей никогда не встречала. Как она хотела быть с нами, как она хотела жить!

Меня спросили, хотела бы я взять ее и попрощаться. Я, конечно, согласилась. Попросила время для нас с ней. Ее дали мне в руки. Моя малышка, крошечка, такая красивая! Я гладила ее, целовала каждый миллиметр ее тела! Муж попросил подержать доченьку. И вот так мы вместе держали ее, передавали бережно друг другу, как живую! Я говорила ей, что хочу скорее забрать, и до самых похорон мое сердце не было на месте. Я хотела ее забрать!

Когда были похороны, я чувствовала облегчение: ее никто не трогает теперь, нет никаких трубочек и иголок.

Теперь я другая, мы все теперь другие. И часть меня умерла с Ульяной! Все мои ангелочки, все сейчас вместе и в моем сердце!

По статистике, в России 127 215 беременностей заканчиваются самопроизвольными выкидышами и 28 950 абортов по медицинским показаниям.

Наш фонд оказывает поддержку таким семьям: как мужчинам, так и женщинам. Мы проводим группу поддержки родителей в разных городах России, организуем личную поддержку с профессиональными психологами, готовим и делаем доступными каждой семье материалы, которые могут поддержать в такой ситуации.

Мы проводим исследования на тему сокращения количества выкидышей и замерших беременностей, и нам сейчас нужны финансовые ресурсы на них. Пожертвования идут на то, чтобы помочь каждой семье, потерявшей ребенка, своевременно узнать о том, что они не одни, и они могут и должны просить о помощи.

Вы тоже можете помочь! Потому что даже совсем маленькая сумма денег вносит вклад в это большое дело. По всей стране семьи смогут узнать, что они не одни, что рядом есть люди, и они хотят их поддержать сейчас.

Помочь Фонду: СМС на номер 3434 со словами НЕОДНА пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (например, НЕОДНА 500)

Сделайте подписку на ежемесячные пожертвования и тогда, указанная вами сумма, будет списываться у вас автоматически каждый месяц.




Вы можете Помочь
visa мир maestro mastercard
Помочь сейчас
Вы можете Помочь
Чат-бот Фонда

Регистрация

Чтобы скачать брошюру, зарегистрируйтесь на сайте

Авторизация

Чтобы скачать брошюру, авторизуйтесь на сайте