Три ангелочка: сыночек и две дочки

Состоялся образовательный курс в Перинатальном центре города Дзержинска
10.11.2019
В Омске проведён курс по взаимодействию с пациентами в ситуации перинатальной потери
15.11.2019
 

– Марина, спасибо, что решили поделиться вашей историей. Тяжело было решиться?

Марина:  После последней трагедии в моей голове случился огромный взрыв, все мысли разлетелись, осталась только пустота и темнота. Я не могла ни с кем разговаривать, кроме мужа и мамы. Но через полтора месяца мне хотелось говорить со всеми, а окружающие делали вид, что ничего не произошло, а я не хотела их тревожить. В этом плане мне было тяжело. А говорить о моем малыше мне важно.

– Когда произошли ваши трагедии?

М.: Сейчас мне 34 года. В 2016 и 2017 были 2 замершие беременности на сроке 5-6 недель. Первые потеряшки были девочки, я точно знаю – первая мне приснилась примерно в момент прикрепления зародыша, вторая девочка подтвердилась исследованием кариотипа.

Было обидно, но каких-то диких чувств, что потерялись малыши не было. И на мою жизнь это почти не повлияло, я даже не особо успела осознать, что была беременна…

Возможно, поэтому и произошла трагедия в третий раз, но уже на большем сроке, когда я осознавала, что стану мамой и чувствовала малыша.

– Когда вы решились забеременеть в третий раз?

М.: Сначала мы обратились в репродуктивный центр, чтобы решить проблему.  Прошли кучу анализов, заплатили немало денег, и вот в начале октября 2018 года результат — вторая полоска, привет малыш! Было очень страшно потерять малыша снова, с ужасом ждали рубеж 6 недель.

Ровно в 6 недель сделали УЗИ. Живой!!! Сердечко бьется, наш малыш похож на фасолинку.

– Вы и сейчас светитесь, когда рассказываете об этом!

М.: Да! Мы с мужем были очень счастливы, ждали нашего малыша, анализы, УЗИ – всё прекрасно. Каждую неделю новые чувства и ощущения. Купили книжек по уходу и воспитанию малыша. Мечтали, планировали, как будем воспитывать, чему учить. Сделали фотосессию с животом, такие классные фотки получились!

На третьем скрининге увидели обвитие вокруг шейки, не тугое, и тазовое предлежание. Врачи говорили, что в этом нет ничего страшного, это довольно часто встречается, и малыши по 100 раз запутываются и распутываются и переворачиваются. Я была спокойна – это же не страшно.

В 36 недель на очередном УЗИ обвития нет, КТГ нормальное, анализы – тоже. Очень ждем встречи с малышом, накупили вещичек, присмотрели кроватку, коляску. Мы совсем скоро станем родителями!

К концу 37 недели дали направление на плановую госпитализацию в роддом. Это была пятница, а в роддом в понедельник.

Марина делает небольшую паузу, прежде чем вновь прогрузиться в тот самый день.

М.:  Я периодически проживаю тот день заново, с каждым разом слез все меньше, рана на душе рубцуется. Я даю себе плакать когда накатывают слезы, они вымывают грусть. Теперь мои воспоминания о малыше не всегда слезливые, все чаще я вспоминаю его с теплой и нежной грустью…

В субботу было ровно 38 недель. 1 июня, День защиты детей, хорошая погода, много гуляли в этот день. Малыш после долгих прогулок всегда хорошо спал и в это раз тоже. Ночью не будил меня и рано утром тоже… Так однажды уже было – я бежала как сумасшедшая на КТГ и к врачу, а оказалось –  малыш спал просто, ну и большой уже, места мало.

Воскресенье, уже скоро обед, а малыш всё еще спит…Звоню врачу, она предлагает для спокойствия поехать в роддом послушать сердцебиение. Мы с мужем спокойны, решили после роддома еще прогуляться, погода была отличная, теплая солнечная.

У медсестры не получилось найти сердечко. Позвали врача, врач не смог тоже, крутил меня со всех сторон.

– Вы в тот момент уже что-то заподозрили?

М.:  Нет! У меня ни паники, ни страха, ни вопросов, кажется, что ничего страшного. А что могло быть страшно, когда все хорошо, все в норме? Делают УЗИ, на мониторе нет движений. Врач показывает пальцами «ноль», а мне кажется, что он показывает «ОК». Суетится, ничего не говорит, я спрашиваю: «Что-то не так?» — он мне начинает показывать на экране и объяснять, что если бы сердечко билось, то вот тут были бы видны движения…. Туман в голове, я понимаю что малыша нет, но психика отказывается это воспринимать, у меня нет ни истерики ни слез. Мне говорят, что домой не отпустят – только в коридор поговорить с мужем.

Я ему тихонько рассказываю, как все было, но до сих пор не воспринимаю ситуацию, говорю как будто это горе у кого-то чужого…. И только когда я увидела в глазах мужа ужас, до меня начало доходить!

Как так могло случится, ведь не было никаких предпосылок ни одной! И завтра я должна была ложиться в роддом. ЗАВТРА!!!

Почему с нами, почему опять, на таком большом сроке, за 2 дня до госпитализации? Как сказать родителям, коллегам, соседям, всем, кто знал о беременности и видел меня с большим животом?! Скрыть-то не получится….

– Вас оставили в роддоме, что происходило дальше?

М.:  Ад, мой персональный ад. Меня напоили транквилизаторами и оставили до утра. Утром должны были стимулировать роды. Как же было ужасно находится там, слышать, как рождаются и кричат малыши и  понимать, что мой не закричит. Слезы лились рекой от каждого крика новорожденного. Я стояла у окна и видела чудесный солнечный день, голубое безоблачное небо, зеленые деревья, а у меня — слезы рекой, хочется выть белугой, чтобы слышно было в космос, но я не могу — вокруг меня беременные девчонки, я не могу их пугать, у них-то детки живые. Я как будто смотрела на себя со стороны, стоящую у этого окна…. Почему-то я перестала прикасаться к животу и перестала его ощущать, даже сейчас не понимаю, почему так было.

Каждый крик нового родившегося малыша обрушивался на меня бетонной плитой, разбивающейся об меня. Снова и снова…. Постоянно звонил муж, мы были на связи, часов в 10 я незаметно для себя уснула, наверное, закончились силы.

Ровно в 2 проснулась от хлопка. Отошли воды, желто-зеленые…

Он родился 03.06.2019, мой родной долгожданный мальчик… Мы так мечтали о сыне… И он молчит… Доктор говорит, что обвитие двойное, тугое.

– Вы смотрели на сына?

М.: Мой малыш родился с удавкой, я побоялась на это смотреть, подумала что будет снится ночами или сойду с ума. Лучше я буду помнить нашего сыночка таким как он представлялся мне в мыслях. Его сразу же унесли и закрыли дверь, потом вышли сказали параметры и дали наркоз. Когда выходила от наркоза, рядом рожала девушка. Закричал ее малыш,  первая мысль у меня была: я в роддоме, это мой малыш. Следом – чувство, что случилось что-то очень плохое… И тут просыпается мое сознание и я вспоминаю, что именно.

– Как к Вам и к вашей семье отнеслись врачи, медицинский персонал?

М.: Доктор очень часто приходила ко мне, сидела со мной, помогала. Я так ждала встречи с малышом, так хотела посмотреть на него. Огромное спасибо врачам и персоналу. Они отнеслись ко мне очень хорошо, всячески помогали.

Вскрытие показало, что наш сын был абсолютно здоров, умер от острой гипоксии. Врачи называют это несчастным случаем.

Меня определили в отдельную палату в гинекологию, разрешили мужу навещать меня. Спасибо врачам за это. То что муж был постоянно рядом очень помогало и мне и ему. Мы делились информацией, переживали, ходили к психологу при роддоме, строили планы на будущее. В палате я почти не плакала.

– И вот Вас наконец выписали. Каково было вернуться домой?

М.: Когда приехала домой, меня прорвало, обнимала детские вещи и просто выла. Я не могла расправить плечи и дышать, мне не то чтобы не хватало воздуха, я прямо чувствовала камень на душе, который тянул меня вниз. Особенно сильно это было на 9 день.

Мне так хотелось, чтобы малыш приснился мне, хотя бы намекнул, почему так вышло. На 9 день его гибели мне приснился сон, что я везу его в прогулочной колясочке по лесной дорожке, он сидит спокойно, одет во что-то, по цветовой гамме конверта, который мы приготовили ему на выписку. Боль в душе дичайшая, никакая физическая боль не сравнится с душевной.

– Наш мозг пытается объяснить любое событие, найти причину для всего. Вам удалось найти для себя какое-то объяснение?

М.: Муж нашел психолога, который буквально в 5 минут повернул наши мысли в другую сторону и нам это помогло. Я пришла к нему, чтобы он помог пережить и понять, почему произошла трагедия, на что он ответил: «Души приходят на землю с определенной задачей», – что наш малыш пришел на такой короткий срок, чтобы вразумить нас, заставить задуматься, измениться. А пережить не поможет ни один психолог, на это нужно время и каждый по своему переживает горе. В дальнейшем я начала читать психологические статьи и книги, и там действительно много информации об этом.

– Что помогает Вам справляться с горем?

Марина:

  1. После выписки, у меня появилась потребность сделать альбом с фотографиями и снимками УЗИ. Я нашла в интернете странички для скрап альбомов, распечатала, описала историю нашего сыночка с того момента, как мы о нем узнали и до последнего, печального, описала, что чувствовала во время беременности, как ждали его, о чем мечтали, как папа реагировал и вклеила фото УЗИ. Еще сделала бирочку с метрикой и распечатала фото с фотосессии. Мне стало легче. Я часто смотрю эти фото и с теплом обнимаю альбом. Это самое дорогое, что у меня осталось от сына.
  2. Фонд «Свет в руках». Перечитала все истории и читаю новые, они вызывают некоторую поддержку, дают понимание, что ты не одна, вызывают слезы, которые помогают проживать мое горе.
  3. Книга Ирины Семиной «Ты не одна девочка». Эта книга буквально вытащила меня за уши из ужасной темноты и начала понемногу расставлять мысли на свои места.
  4. Книги М. Ньютона «Предназначение души» и «Путешествия души». Я посмотрела на свою жизнь и мысли до появления малыша, поняла, что погрязла в рутине, работа-дом-пробки, что жизнь проходит мимо, что я забросила свои хобби, не развиваю таланты и что в жизни все печально и страшно. Я незаметно потеряла себя. Начала работать над мыслями. Сейчас я читаю разные психологические книги и статьи по совершенствованию себя и своего сознания.
  5. Хобби. Вспомнила, что умею вязать, начала вязать плюшевые игрушки. Я очень люблю рисовать, но всё не хватало то времени, то вдохновения. Начала рисовать, и у меня получаются яркие картины и очень легко все выходит, приятное чувство от создания прекрасного.
  6. Природа. Я стала больше смотреть по сторонам, замечать красоту –  цветы, поля, леса, небо, реки. Если быть рядом с этим, чувствуешь силу и энергию природы.
  7. Жить. Я начала бороться со страхами, пустыми рамками и стереотипами, навязанными нам обществом и воспитанием. Мы с мужем начали жить для себя: стали больше гулять, вместо просмотра телевизора, меньше сидеть в интернете, перестали экономить на развлечениях, впускаем в свою жизнь больше эмоций, стараемся получить приятное от каждого дня. 
  8. Помощь другим. Появилось желание больше помогать людям, люди сами стали обращаться за помощью.
  9. Проблемы. Изменилось отношение к ним, на фоне потери малыша любые проблемы кажутся ерундой.
  10. Прощение. Во-первых, Бога. Я каждый день просила его помочь мне сохранить малыша и родить его здоровеньким, но он не дал мне этого. Во-вторых, самой себя за то, что не смогла почувствовать и предотвратить беду. И наконец, сына за то, что он передумал приходить в наш мир… Было очень тяжело, но после 40 дней у меня получилось отпустить его.
  11. Через неделю после выписки возник вопрос, а что же будет с тельцем моего малыша, ведь он уже полноценный человек. Мы не забрали его из роддома, потому что боялись сойти с ума на похоронах маленького сына. Оказалось, таких малышей хоронят за счет государства. Решили с мужем, что нужно отвезти ему конверт, который приготовили на выписку, чтобы ему там было тепло и мягенько. Я отыскала похоронное бюро, которое занимается подобными случаями, мы отвезли им конвертик и мягкую игрушку. Они пообещали, что положат к нему. Это тоже помогло, немного согрело душу. Муж ездил на кладбище, я еще нет.

– Как рождение и смерть малыша изменили Вас?

М.: По мере работы с гореванием мысли потихоньку опускались, как хлопья снега, и я раскладывала их по полочкам, осмысливая, с учетом психологии. Я поняла, что эта боль дана мне для того, чтобы вытащить меня из стресса, в который я незаметно погрузилась и тонула все глубже и глубже..

После каждого водопада слез становилось немножко легче, я начала понимать, что слезы смывают негатив с души, становится легче, появляется свет, я становлюсь добрее, позитивнее. Я буду продолжать меняться и никогда больше не потеряю себя, об этом мне будет всегда напоминать мой любимый сыночек, живущий теперь в моем сердце.

Мой малыш был со мной ровно 38 недель. Подарил мне радость ожидания материнства, перевернул мою жизнь. Я становлюсь лучше, благодаря ему и буду жить полной жизнью, наслаждаться каждым днем за себя и за него. Возможно, если бы я, прежняя, воспитывала его, я бы не смогла дать ему тех качеств, которые ему нужны для прохождения опыта в этой жизни. Он изменил нас, чтобы вновь прийти к нам, но уже более осознанным родителям.

–  Спасибо большое! Хотите что-то сказать другим мамам ангелов?

М.:  Девочкам, которые попали в подобную ситуацию, хочу сказать: помните, что вы не одни, к сожалению, нас много. Оказывается, мамы ангелов тоже отмечают День матери – во второе воскресенье ноября. Видимо, нам предначертано судьбой пройти этот горький урок, понять его и изменить себя и свою жизнь. Мы сильные, мы это сможем.

Не сдерживайте слез и эмоций, переживайте это горе и оплакивайте своего малыша столько, сколько вам нужно, не обращая внимания на то, что говорят другие. Людям, даже очень близким, не понять эту боль.

Мы с вами обязательно будем мамами прекрасных детишек и вырастим их хорошими людьми! Я вас всех крепко обнимаю и знаю, что наши ангелочки счастливы в небесном детском садике, прыгают и резвятся на мягких пушистых облачках, и хотят, чтобы мы были счастливы на Земле. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *






×

Для физических лиц

×

Для тех кто желает оказать финансовую помощь, предоставляем реквизиты для перевода денежных средств

БИК 044525225
Наименование банка: ПАО Сбербанк
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Расчетный счет 40703810938000006570
Наименование получателя БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ РОДИТЕЛЯМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ “СВЕТ В РУКАХ”
ИНН получателя 7743203821

×

×