Оглушительная тишина
10.03.2019
Отчет о работе фонда за февраль 2019
21.03.2019
 

Моя первая беременность

Наша история началась стандартно: встретились, полюбили, стали жить вместе, сыграли свадьбу. Первое время мы не планировали детей, хотелось немного пожить вдвоем, узнать друг друга получше. Потом я столкнулась с небольшими проблемами со здоровьем, которые заставили меня кардинально поменять образ жизни, похудеть. На фоне похудения произошел сбой цикла, обращения к врачу не привели ни к какому результату. В один прекрасный день цикл вернулся сам. К тому моменту мы уже давно не предохранялись, и случилось чудо — долгожданная беременность.

Я долго не могла поверить в это, делала кучу тестов, рассматривала их под разными углами, чтобы убедиться: во мне зародилась новая жизнь. Довольно рано я пошла на первое УЗИ, там увидели только плодное яйцо. Гинеколог на учет не поставил, направил на повторное исследование через 2 недели, чтобы подтвердить: есть эмбрион и сердцебиение. Удары сердечка моего маленького чуда были подобны звуку поезда, так быстро и ритмично оно билось. Сказать, что я летала – это ничего не сказать. О моей беременности знали совсем немногие. Нам хотелось как можно дольше сохранить это внутри нашей семьи. А время шло быстро.

Не паникуйте!

Токсикоза не было, все анализы – в норме, скрининг первого триместра тоже отличный. Казалось бы, живи и радуйся. Время беременности было удачным: на работе подошел период отпуска, я благополучно его отгуляла, вышла в офис уже после 16 недель. Обратилась в бухгалтерию, мне рассчитали сроки, когда я могу уйти отдыхать снова. Я радовалась и ждала дня. А еще мы ждали второй скрининг, чтобы убедиться, что с нашим малышом все хорошо.

Помню, как начались первые шевеления, как стал появляться животик. Мы выбрали имя для мальчика и для девочки… Но в один день наша жизнь перевернулась…

Мы записались на УЗИ, однако, за неделю до него, в выходные, я не почувствовала шевелений. Пыталась успокоить себя тем, что он еще маленький, может быть, перевернулся или спит. И все же это не давало мне покоя, и я отправилась на диагностику раньше.

Processed with VSCO with a6 preset

Поначалу все шло хорошо, врач подтвердил, что малыш шевелится. Он очень удивился тому, что я его не чувствую, так как ребенок был очень активным. Узист долго и тщательно все рассматривал, показывал нам разные части тела и органы ребенка. Мы считали пальчики на ручках и ножках, видели, как бьется сердечко. Потом наступила небольшая пауза, и врач попросил нас сходить погулять, чтобы малыш перевернулся, и он мог закончить исследование.

Когда мы вернулись в кабинет врачей было уже двое.

Теперь они вместе пристально смотрели в монитор и пытались что-то разглядеть. Я понимала, что есть какие-то проблемы. И вдруг как гром среди ясного неба прозвучала фраза: «Не удается увидеть мочевой пузырь у малыша. Есть какое-то образование, но что это, слишком тяжело понять».

Слезы потекли непроизвольно. «Не паникуйте раньше времени. Нужно посмотреть в динамике. Возможно, малыш просто сходил в туалет, орган не наполнен и поэтому не отображается. Вы можете прийти завтра утром?» — спросил врач. «Конечно могу», — ответила я и вышла из кабинета.

Дальше все как в тумане. Хорошо, что рядом был муж, который контролировал мои действия. Мы сели в маршрутку. Слезы текли по лицу, но мне было абсолютно все равно. В голове была только одна мысль: этого не может быть, это ошибка. Мы добрались домой, и у меня началась истерика. Звонит мама, муж берет трубку. Я слышу, как она кричит: «Доча, доченька моя, успокойся!». Но сил остановиться просто нет. Я не помню, как я пережила ту ночь.

Жуткие дни

Утром мы снова поехали в клинику. Результат не изменился. Диагноз: экстрофия мочевого пузыря. Срок 20 недель. Пол ребенка врач определить точно не смог. Да это было и не важно. После УЗИ мы поехали к генетику, который нас направил еще к одному специалисту. Дальше – больше. К экстрофии мочевого пузыря добавилась экстрофия клоаки и аномалия развития половых органов. Нам дали направление к детскому хирургу.

В тот же день приехала мама. Вечер был длинным. Я записалась еще на одно УЗИ. Я не могла поверить, что все происходящее – правда. Когда врач начал диагностику, он сначала не выявил патологии. Я было возликовала, но… После моего вопроса: «Что с мочевым пузырем?» все вернулось на свои места. Диагноз подтвердил еще один врач.

На следующий день с раннего утра мы были в детской больнице.

Хирурги сказали, что в нашем городе шансов нет. Операция ничего не гарантирует. Ребенок если и выживет, то останется глубоким инвалидом и, возможно, нам даже его не отдадут.

Консилиум, еще одно УЗИ. Еще раз я слышу эти страшные слова: экстрофия, аномалия развития. Головой понимаю всё, но сердце рвётся на части. Это ад! Я никогда не подозревала, что в аду можно побывать при жизни. Я не пожелаю пережить подобного даже злейшему врагу.

Принято решение о госпитализации и прерывании беременности… СтрахУжас… БольЖизнь закончилась… Хожу и дышу на автомате.

Узнав, что беременность первая, все врачи просто замолкали. Да и не нужны были их слова.

Это все

До прерывания я провела в больнице 5 дней. Рядом со мной и беременные, и женщины после операций, и женщины, которые, так же как и я, столкнулись со страшным диагнозом малыша. Каждую секунду прошу прощения у своего ребенка. Он пинает меня, но от этого еще больнее в сердце. День «икс» — 6 ноября. Утром меня перевели на 6 этаж. Я одна в палате. Сделали необходимые процедуры. Дали таблетку. Сказали, что основной процесс начнется завтра. Ночь прошла незаметно. Утром на осмотре врач сказал, что не известно, сколько времени все может занять. Время тянулось бесконечно. В палату положили девушку с преждевременными родами. Она кричала так, что стены ходили ходуном. Ближе к пяти вечера я наконец почувствовала схватки. Боль была сильной, но за все время я не издала ни звука.

Все закончилось в 18:20. Акушеров и врачей я просила только об одном: не показывать мне ребенка и ни о чем не говорить. Акушерка собрала материал для цитогенетического анализа, который чуть позже многое поставил на свои места.

Еще лежа на кушетке в родзале, я позвонила маме и смогла сказать только одно слово: «Все!..» Через 2 часа меня перевели в мою палату, и начался следующий этап: уколы, антибиотики, таблетки против лактации, повторное УЗИ, вакуумная чистка, выписка.

Когда я вышла из отделения и закрыла за собой дверь, меня накрыло. Было явное ощущение того, что там осталась часть меня. Моя главная часть. Так и было. Мне кажется я не жила тогда…

Жизнь после

С момента случившегося прошло три месяца. До сих пор не было ни одного дня, чтобы я не думала и не вспоминала обо всем. Через полтора месяца после прерывания мы получили заключение. Патологии подтвердились: цитогенетический тест показал, что хромосомный набор плода имеет мужскую половую принадлежность, только вот в выписке из роддома — девочка – мужские органы не развились совсем. Мы приняли решение, что имена, которые мы выбрали, навсегда останутся именами этого ребенка. Теперь это наш ангелок, который будет нас оберегать.

Мое сегодняшнее состояние не устойчиво. Муж все это время был и остается рядом. Надо отдать ему должное, ведь без него я бы не справилась. Периодически меня уносит волна горя, и я начинаю плакать. Просто становится больно настолько, что улыбнуться не получается. Через неделю после выписки я вышла на работу. Спасибо коллегам, что не было никаких вопросов. Я никому ничего не объясняла.

Что дальше? Пока я не знаю… Я совсем не думаю о том, как сложится наша жизнь. Я перестала планировать на несколько месяцев вперед. Просто потому, что это никому не нужно. Важно жить здесь и сейчас. Ведь мы не можем даже предугадать, каким станет следующий день. Эти пять месяцев беременности были самыми счастливыми в моей жизни. Я никогда не забуду их. Да, жизнь сложилась так, что нам пришлось принять крайне тяжелое решение. Но назад дороги нет… Увы…

Если бы хоть один врач тогда сказал нам, что есть шанс, мы никогда так не поступили бы. Я просто не представляю, как бы я могла объяснить ребенку, что он «такой». Видимо, так было нужно. Хотя до сих пор меня мучают вопросы «Зачем, за что и для чего все эти испытания? Зачем с нами так жестко?» Пока объяснений я не нахожу. Я решила не сопротивляться и принять ситуацию. Сегодня я могу сказать лишь одно: «Не знаю, что будет дальше, просто СПАСИБО, ЧТО ЭТО БЫЛО!». Этот ребенок навсегда останется со мной. Он мой первый и пока единственный…

По статистике, в России 127 215 беременностей заканчиваются самопроизвольными выкидышами и 28 950 абортов по медицинским показаниям.

Наш фонд оказывает поддержку таким семьям: как мужчинам, так и женщинам. Мы проводим группу поддержки родителей в разных городах России, организуем личную поддержку с профессиональными психологами, готовим и делаем доступными каждой семье материалы, которые могут поддержать в такой ситуации.

Мы проводим исследования на тему сокращения количества выкидышей и замерших беременностей, и нам сейчас нужны финансовые ресурсы на них. Пожертвования идут на то, чтобы помочь каждой семье, потерявшей ребенка, своевременно узнать о том, что они не одни, и они могут и должны просить о помощи.

Вы тоже можете помочь! Потому что даже совсем маленькая сумма денег вносит вклад в это большое дело. По всей стране семьи смогут узнать, что они не одни, что рядом есть люди, и они хотят их поддержать сейчас.

Помочь Фонду: СМС на номер 3434 со словами НЕОДНА пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (например, НЕОДНА 500)

Сделайте подписку на ежемесячные пожертвования и тогда, указанная вами сумма, будет списываться у вас автоматически каждый месяц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *






×

Для физических лиц

×

Для тех кто желает оказать финансовую помощь, предоставляем реквизиты для перевода денежных средств

БИК 044525225
Наименование банка: ПАО Сбербанк
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Расчетный счет 40703810938000006570
Наименование получателя БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ РОДИТЕЛЯМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ “СВЕТ В РУКАХ”
ИНН получателя 7743203821

×

×