Как терапевт проживает горевание клиента

Четыре потери за год
30.08.2018
Представители БФ «Свет в руках» посетили мероприятие, посвящённое 60-ти летию ГКБ 64 им. В.В. Виноградова
01.09.2018
 

Ольга Лебедева

Отрицание, агрессия, торг, депрессия, смирение

Названные стадии проходит любой, кто теряет близкого человека или что-то важное в жизни: работу, здоровье, социальный статус. Интересно, что хотя проживание горя является сугубо индивидуальным процессом, оно имеет свои закономерности.

Обозначенный путь проходят все, кто столкнулся с потерей, в том числе и психолог, сопровождающий родителей, переживающих смерть ребенка.  Психолог точно так же может  реагировать на очередную новость о смерти, думать:  «Нет! Не может этого быть! Это какая-то ошибка!" Искать виноватых, злиться на жизнь, думать, как бы  можно было все исправить задним числом, ощущать безнадежность и пустоту.

Я работаю в фонде «Свет в руках», который помогает родителям, переживающим потерю беременности или детей в младенчестве.

Каждый раз при встрече с новой женщиной, которая обратилась через Фонд, несмотря на предоставленную заранее информацию о потере: дата, причина, срок беременности, на котором случилась потеря,  или возраст ребенка,  краем сознания  я думаю: «Наверное, координаторы ошиблись. С этой женщиной ничего плохого не могло случиться».

Отрицание

Иррациональная часть, надеющаяся на чудо, твердит мне: «Женщина, потерявшая ребенка, не выглядит так: она слишком улыбчива, мила, светла». Женщина начинает рассказывать, как они с мужем мечтали о ребенке, как близкие были счастливы узнать о беременности, как она замирала при ощущениях шевеления. Какой он был красивый, когда родился, или с аппетитом сосал грудь целыми днями.  И я продолжаю не верить! В то, что конкретно эта счастливая история закончится печально. «Наверное, малыш приболел, и координатор не так поняла. Или несчастье случилось с ее подругой,знакомой,сестрой, а она переживает теперь за своего сынишку, и вот нужна помощь специалиста».  Моя эмоциональная часть очень быстро находит миллион объяснений, как могло случиться так, что женщина, у которой все хорошо, и дети живы и здоровы, вдруг обратилась в фонд, помогающий родителям, потерявшим детей.

Как специалист,  из рациональной своей части, я задаю правильные вопросы, запоминаю важную информацию о женщине,  отмечаю, на какой стадии горевания она находится, говорю, то, что считаю полезно будет ей услышать в данный момент.

Но моей психике нужно время, чтобы сложить картинку для себя: вот эта вот красивая, молодая, цветущая женщина с улыбкой вспоминающая свою беременность и роды, никогда не сможет больше взять на руки этого ребенка, и ее ожидания пока не сбудутся, и счастливые воспоминания омрачены тяжелой потерей.

В какой-то момент отрицать случившееся становится невозможно. Женщина продолжает рассказывать, как незначительный насморк быстро перерос в воспаление легких, и ребенка не удалось спасти.  И теперь и я понимаю не только головой, но и сердцем, что того веселого малыша больше нет. И поднимается злость….

Агрессия

Злость на врачей: Недосмотрели! Не уберегли! Выбрали неправильную тактику лечения! Почему сразу не заподозрили воспаление? Почему не профилактировали? Не перестраховались? Бесконечный поток обвинительных гневных вопросов.

Негодование в адрес Бога, вместе с неверием в него! Если Бог есть, как он такое допускает?  Ведь детям положено жить, а не умирать! Как теперь жить его родителям, в чем находить смысл жизни, как планировать других детей?

Читаю больше про диагноз, узнаю вероятности благоприятных исходов и статистику смертности. Знакомлюсь с возможными вариантами лечения и ... перехожу на следующую стадию

Торг

Все чаще статистика на стороне пациентов. Уровень диагностики, эффективность препаратов, медицинских технологий снижает риски летального исхода. И все равно они остаются. От знания статистики только хуже тем, кто попадает в эти 1-2%, у кого все закончилось неблагополучно. Им не легче знать, что большинство остается в живых при данном диагнозе.

Я ищу варианты, как можно было бы спасти ребенка, если бы раньше обратились, сразу бы сдали анализы, если бы пошли к другому врачу, если бы жили в Москве, а не в провинции то…. И сказочные картинки перед глазами, как бы чудесна была жизнь вот этой женщины и ее семьи, если бы оно все сбылось.

Вот эта плачущая передо мной женщина сейчас была бы счастливая, дома со своим малышом, может тоже бы плакала, но из-за какой-нибудь ерунды, а не так…Очень красивая и притягательная история получается, из которой еще труднее возвращаться в реальность.

Профессиональным рациональным сознанием понимаю, что мои попытки в фантазиях исправить прошлое бессмысленны…Этого конкретного малыша этим не вернешь.  Женщина, которая сидит передо мной, не перестанет сейчас тосковать по нему, даже если не погибнет больше ни один ребенок в мире. Вот этого конкретного малыша уже нет среди нас, и уже не будет. И тогда она приходит -- тоска

Депрессия

Чернота … Именно из-за того, что такое возможно в жизни, и не в одной, и это невозможно предотвратить. И в моей жизни такое может произойти, я могу сделать все, что от меня зависит, чтобы защитить себя и близких, а оно все равно может… И безнадежно от этих мыслей: как жить и зачем жить, если в ней такое возможно? Как растить сына и хотеть еще детей, если смерть так близка? И стоит ли вообще связываться с жизнью, строить планы, которые так легко рушатся?

Спустя какое-то  время проживания тоски и уныния приходит вопрос: «Что теперь  делать?».  Да, жизнь так устроена, может закончиться в одно мгновение, а может длится так, что успевает надоесть

Смирение

Мои ответы: Помнить об ушедших. Жить, пока жива. Заботиться о тех, кто рядом. Радоваться им, ругаться с ними же, любить и злиться. Пока мы живы, все это можно, надо пользоваться. И от этого просветляется в голове и как-то легче».

Женщина тоже находит свои ответы: больше внимания уделять старшим детям, родителям, заняться то, о чем мечтала и не оставлять надежд родить и воспитать еще одного ребенка.

Ближе к концу сессии я прошу женщину показать фотографию мальчугана, про которого она рассказывала и про которого мы вместе плакали. Теперь я  вижу конкретного ребенка, его глаза,  вихор, улыбающийся рот, и опять откатываюсь в неверие. Что вот с этим самым конкретным  мальчуганом такого просто не могло случиться, он слишком живой и счастливый для того, чтобы болеть и умирать…

Я опять иду уже знакомым путем: отрицание, агрессия, торг, депрессия, смирение

Наш фонд оказывает поддержку таким семьям: как мужчинам, так и женщинам. Мы проводим группу поддержки родителей в разных городах России, организуем личную поддержку с профессиональными психологами, готовим и делаем доступными каждой семье материалы, которые могут поддержать в такой ситуации.

Мы проводим исследования на тему сокращения количества выкидышей и замерших беременностей, и нам сейчас нужны финансовые ресурсы на них.

Вы тоже можете помочь! Потому что даже совсем маленькая сумма денег вносит вклад в это большое дело. По всей стране семьи смогут узнать, что они не одни, что рядом есть люди, и они хотят их поддержать сейчас.

Помочь Фонду: СМС на номер 3434 со словами НЕОДНА пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (например, НЕОДНА 1000)

Сделайте подписку на ежемесячные пожертвования и тогда указанная вами сумма будет списываться с вашей карты автоматически каждый месяц.

 

Помочь фонду

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




×

Для физических лиц

×

Для тех кто желает оказать финансовую помощь, предоставляем реквизиты для перевода денежных средств

БИК 044525225
Наименование банка: ПАО Сбербанк
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Расчетный счет 40703810938000006570
Наименование получателя БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ РОДИТЕЛЯМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ “СВЕТ В РУКАХ”
ИНН получателя 7743203821

×


×