«Мой малыш жил не зря, с ним я научилась любить»

 

Хотелось бы рассказать свою историю. Она еще очень свежа и может помочь многим, надеюсь.

Изначально наш малыш был нужен больше моим родителям, мужу, но не мне. И поэтому я все старалась отложить беременность — говорила, мы еще мало прожили вместе, мы не готовы. Но потом мне стало тяжело скрываться, а рассказать честно, что я не готова, не смогла. Я просто подумала, что привыкну, что полюблю в процессе.

Когда я забеременела, то не очень-то обрадовалась. Скорее, застеснялась — и своего положения, и своей женственности. Вообще, осознание женственности ко мне до сих пор не пришло до конца, о сексуальности говорить меня не учили, как и проявлять свои чувства. И потому эмоционально беременность проходила для меня тяжело: я не говорила с малышом, он мне мешал (не физически, морально), никак не могла с ним примириться и все хотела убежать: поскорее родить и пойти на работу. Я совсем не хотела понимать, что наша жизнь изменится, не думала, как и на что мы станем жить нашей семьей.

Вопрос с жильем у нас не был решен, муж только нашел новую работу, но не самую высокооплачиваемую. И я «рвала» — работала копирайтером больше, чем могла, училась парикмахерскому делу, занималась йогой. Но не осознавала себя мамой, никак. 

И в день ухода в декрет, когда проверяли сердцебиение малыша, его не оказалось. Мне сказали «сердцебиение — минус», но я до конца тогда не поняла, что произошло. Позвонила мужу, не плакала, просто сказала, что еду в больницу. А он все понял, заплакал. 

На следующий день родился малыш. Мне его не показали, я не была даже готова к этому. И все — через три дня выписали. Все это время были капельницы, осмотры, УЗИ. Врачи просто и четко говорили о том, что случилось и давали хорошие прогнозы на следующую беременность. Тогда они просто зарядили меня оптимизмом: это всего лишь случай, жестокий, но это бывает и больше никогда с тобой не повторится. На этом ощущении я прожила еще неделю-другую, а потом «догнало», стало очень тяжело.

Я так старалась пережить это одна, перепрыгнуть, не слышать никого. Просто плакала сама, одна. И никого не подпускала к себе эмоционально, хотя мне старались помочь. Помощь приняла не сразу: начала говорить с мужем, с психологом (и фонд «Свет в руках» помог мне — спасибо!), с родителями.


Сегодня прошло чуть более двух месяцев, еще многое предстоит, но уже сегодня есть некоторые выводы: жил мой малыш не зря, с ним я научилась любить, пусть и после его смерти. Вокруг меня десятки прекрасных людей, мой муж — именно тот, с кем хочу жить и иметь детей. И я — мама. Об этом мне сказал мой папа, мой «советский» папа сказал, что я должна уважать это свое положение.

И я еще буду мамой не раз. Живых и здоровых детей.

Светлана Пасканная, Минск.

Моего Макса не стало 6 февраля 2017 года.

Добавить комментарий