«Я благодарна, что он был в моей жизни. Хоть и так недолго…»

Катя

В марте 2011 года моему сыну Ванечке было 2 недели и я только вникала в роль матери, любовалась его мордашкой и посапываниями. Все было прекрасно, были беспокойства по разному поводу, но на все мои жалобы и вопросы педиатры и врачи отмахивались, говоря, что я всего лишь «нервная мамашка» при здоровом богатыре.

И вот,  рано утром я проснулась покормить сына, подошла к его кроватке, а он лежал и не дышал! Помню, как все мое тело внезапно похолодело, я схватила его на руки и начала делать искусственное дыхание, муж вызвал скорую помощь. Мой сын начал глотать воздух и вновь задышал, но он не открыл глаза. Он как будто был в глубоком сне и периодически его дыхание так стихало, что казалось, что он и вовсе не дышит.

После часового уговаривания скорой бригады увести нас в больницу, нас все таки повезли. В больнице еще час я со слезами убеждала врачей, что он не просто устал и спит, а что-то не так. Его забрали в реанимацию. Тогда я не знала, что вижу его в последний раз.

Дальше была неделя ожидания…
Для меня нет ничего страшнее неизвестности. Мы каждый день молились и казалось, что изучили и посетили все святыни в городе. Каждое утро мы приезжали в реанимацию и нам каждое утро говорили, что все без изменений.

И вот прошла неделя, мы снова пришли в больницу, но врач, когда увидел нас, молчал, опустив голову, и что-то теребил в руках. Это была иконка Ванечки. Я все поняла, но не хотела верить. Он сообщил нам, что за час до нашего прихода у Ванечки остановилось сердце.

Я оцепенела и просто продолжала сидеть. Врач на меня посмотрел и побежал за водой, тут я поняла, что видимо нужно плакать.  Но у меня все внутри заледенело, я помню это ощущение, как будто кровь куда-то отступает и ощущение холода. Я не верила, этого не могло со мной случиться. Время остановилось вокруг. Все перестало быть реальным.

Он умер от кровоизлияния в мозг. Ни врачи в роддоме, ни педиатр, ни патронажная сестра не смогли обнаружить простую желтуху, которая стала причиной кровоизлияния.

Отношение окружающих
Каждый день в одно и тоже время родители ждали нашего звонка с новостями. Этот день не был исключением. Мы вышли из больницы и сразу позвонили им. Для всех это было ужасным горем. Но родители тогда нашли, что нам сказать и как поддержать. А может и не нашли и просто промолчали. Я не помню уже, но мы чувствовали огромную поддержку и их участие. На самом деле мы мобилизовали свои силы, чтобы держаться наиболее мужественно и поддерживать их, нам казалось, что нашим родителям нужна поддержка больше, чем нам.

Друзьям говорили по мере поступления вопросов, по началу по смс, потом уже и лично. В основном люди, с которыми мы сталкивались по мере развития событий, были чуткими и участливыми.

За исключением главврача первой больницы, в реанимацию которой нас отвезли на скорой. Этот человек не проявлял никакого сочувствия к родителям тех деток, которые лежат у него в отделении. Он говорил со всеми грубо, сухо и иногда издевательски, мы не были исключением.

Похороны
Через день были похороны. Я и муж приехали в морг забрать тело. Гробик был таким крохотным, что занимал лишь полсидения автомобиля. Мы вместе вошли внутрь. Я не ожидала, что гроб будет открытым, и что предполагается момент прощания в самом морге, поэтому когда я увидела сына, то мое сердце разрывалось на части и я сломалась. Я все еще не принимала его смерть, все еще думала, что это ошибка или сон. Вот он передо мной… так спит безмятежно, кто решил, что он умер?

В церкви, прощаясь с сыном, я поцеловала его и тут я поняла, что его действительно больше нет… Помню это чувство отчаяния и безысходности, которое меня охватило и снова слезы. Захлестнула волна ненависти.

Отпевание проводил прекрасный батюшка, он нам сказал именно те слова поддержки, которые мы так хотели услышать и в ту же минуту пришло смирение, которое оставалось со мной еще несколько дней. Я приняла смерть и отпустила свой гнев, который был в избытке.

Дома мы сделали фотоальбом с фотографиями Ванечки и бирочками из роддома. Я так рада, что мы не побоялись все сохранить. Этот альбом всегда с нами и мы часто его просматривали в первые несколько лет.

Первые месяцы выживания
Муж вышел на работу, а я еще была в отпуске по родам. Я оказалась наедине с собой. С друзьями я не встречалась почти, была постоянно в своих мыслях. Просматривала фотографии сына раз 200 в день. Я поняла, что это придавало мне сил и я была благодарна, что он был в моей жизни, хоть и так недолго. Мы встречались с друзьями по выходным, чтобы не замкнуться. Им мы тоже показывали фотографии сына, рассказывали какой он был, и в этот момент у нас появлялась улыбка на лице , улыбка благодарности, что он был (странно, наверное, мы выглядели в глазах других людей). Муж меня очень поддерживал, а я его. Я не люблю показывать свои чувства на публике, так и в этот раз ни один из моих друзей/коллег не увидел мои слезы. Не считая одной тогда моей хорошей подруги, которая перепутала дату рождения моего сына и позвонила поздравить меня с месяцем ребенка как раз, когда мы ехали из морга, тут она меня застала врасплох, и я расплакалась.

Я не плакала на людях, но я ревела в любом месте, где чувствовала себя одиноко: в метро, в супермаркетах, на улице. Я могла ехать в метро и плакать, тихонько протирая слезы. Я знала, что никто не обратит на это внимание, а если и обратит, то сделает вид, что ничего не видит. Так и было. Тихонько плакала, прохаживаясь по супермаркету и выбирая продукты на ужин. В первый месяц я налегла на алкоголь, потом поняла, что это не выход и прекратила. Мы вернулись в обычный ритм —  друзья, путешествия, тусовки, но ничего не приносило наслаждение. Просматривая фотографии тех времен, я вижу широкую улыбку и пустоту в глазах. Я не была счастлива ни на мгновение. Я просто выживала.

Что помогло мне снова ЖИТЬ
Да, я снова ЖИВУ, моя жизнь давно уже не похожа на выживание и я верю, что это возможно.

Да, я все еще могу ехать одна в машине и реветь, вспоминая первого сына, но человек так устроен, мы помним важные события и, вспоминая, переживаем их снова, пусть то радость, любовь, досада или горе. Наш Ванечка  живет у меня в сердце, а я живу здесь и сейчас.

Справится с горем мне помог муж, который был моей опорой всегда и особенно тогда. Все это время я ощущала его безграничную поддержку. Казалось, что мы остались одни на целом свете и поддерживали друг друга как могли.

Родители тоже сильно поддерживали, и очень умело, каждый находил свой способ, за что я им очень благодарна.

Я окружила себя веселыми и настоящими друзьями и исключила навязчивое общение с неинтересными людьми.

Время тоже помогло. Оно всегда лечит, стирает что-то  в памяти, где-то сглаживает углы.

Вера в то, что Господь Бог дал мне это испытание не просто так, не давала мне пасть духом. За 3 недели жизни наш сын помог нам сделать то, что мы пытались сделать уже много лет и откладывали или не решались. Он перевернул нашу жизнь, сделал ее духовно богаче. Молитвы придавали сил и отпускали боль.

Помогла моя подруга, которая за 4 года до этого потеряла своего 11 месячного сына. Я смотрела на нее и понимала, что есть достойная жизнь дальше, что все будет хорошо. Так и произошло.

Мы с мужем всегда хотели большую семью, поэтому мы сразу приняли решение снова попробовать завести ребенка.

Моя жизнь перевернулась
Рождение, а потом смерть нашего первого сына перевернули  мою жизнь. Я вдруг осознала, что мы ничего не можем контролировать. До этого я была тем, кто говорил: «все в твоих руках, только ты решаешь как строить свою жизнь». Я ошибалась. С мужем мы еще сильнее сблизились. Я забросила карьеру и ушла в тихий отдел на бесперспективную должность, но где меня окружали только позитивные люди. Это дало мне возможность подумать, что я хочу от жизни. И оказалось, что я хочу совсем не то, к чему так упорно шла все те годы. Я не карьеристка. Я сделала то, чего от себя не ожидала — согласилась переехать в другую страну вместе с мужем, где ему предложили работу. Там мы начали строить новую жизнь.

Изменило ли меня это событие?
Да, в тот день я потеряла частичку себя и никогда ее уже не верну. Но со временем я поняла, что место для любви, радости и счастья стало тоже больше. Я обнаружила, что могу быть другой, улучшенной версией себя. Я стала внимательнее к людям и перестала задавать пустые вопросы, я стала ранимой в хорошем смысле этого слова, но в то же время решительной и более уверенной в себе. Теперь я точно знаю, что как бы я не тряслась над ребенком, проектом, жизнью и т.д., все равно не смогу предотвратить то, что должно произойти. Поэтому просто ценю каждый день.  Я научилась отпускать скучное и пустое.

Мне пришлось заново учиться смеяться искренне и от души. Правда теперь я не умею подделывать эмоции и, если мне что-то не нравится, то скрыть у меня это не получается. Мне удалось не зациклиться на прошлом и продолжить жить, не оглядываясь назад. Я резко изменила свою жизнь и, это дало мне много новых сил и возможностей.  Сейчас я чувствую абсолютное счастье.

 

 

Bestill narkotika markdunecforcongress.com

Добавить комментарий