История трех лет и трех потерь

Состоялась встреча первой онлайн группы поддержки для беременных с опытом потери
28.06.2019
Футбольная команда
14.07.2019
 

Новогодний подарок

В январе 2016 года, сразу после Нового года, я узнала, что беременна. Это был самый приятный новогодний подарок из всех, что могли быть. Я не могу сказать, что беременность протекала легко: практически весь первый триместр я лежала на сохранении с гематомой. Но второй триместр протекал очень даже хорошо, я ходила счастливая и примерно в 18 недель почувствовала первые шевеления. Я была так счастлива и ждала второй скрининг на 21 неделе. Три недели пролетели очень быстро и животик заметно подрос. Я пришла на скрининг, и мне показали мою девочку. Всё у нас было хорошо, узиста смутила только моя шейка и открытие цервикального канала на 2 мм.  После УЗИ я зашла к своему гинекологу и спросила про диагноз ИЦН, который написали в заключении исследования. Она прописала утрожестан и отправила на работу. На мой вопрос, а можно ли мне работать, она ответила, что даже нужно…

Я вышла на работу, но проработав 5 дней, решила уйти, так как мне было тяжело. А еще спустя два дня, ночью, у меня начались схватки, которые ничем нельзя было снять. Я сказала мужу вызывать скорую, а сама в это время ползала на четвереньках по комнате и не понимала, что происходит. Скорая привезла меня в перинатальный центр, где мне и сообщили, что я рожаю…

Дальше все было как в тумане: прокол пузыря, схватки, кресло, потуги и рождение моей девочки. Я сразу сказала, что не хочу на нее смотреть, так как понимала, что она слишком маленькая и, к сожалению, мертвая… Мне ввели наркоз и почистили. Из роддома меня забирал муж, я плакала всю дорогу до дома и потом еще несколько месяцев. Я ненавидела врача, которая вместо того, чтобы положить меня в стационар и вставить пессарий, отправила меня на работу.

 

 

Такое дважды не случается?

2017 год, лето. Мы собирались на море и решили попробовать еще раз забеременеть. Прошло полтора года после первой дочки, и я уже более-менее успокоилась. Сразу зачать не получалось, и забеременела я только в ноябре. Я снова почувствовала это счастье – носить в себе малыша! Всю беременность я просто летала, ни разу не лежала на сохранении, но всё равно боялась повторения. На сроке более 14 недель я просила уже другого врача, у которого стояла на учете, чтобы мне зашили шейку или вставили пессарий. Но уверяла, что все у меня хорошо и этот диагноз я придумываю, что прошлый выкидыш случился из-за уреаплазмы (которую к началу второй беременности мы пролечили). Тем не менее, я все равно настаивала на УЗИ через каждые две недели. Почти в 18 недель я снова была на УЗИ, и мне сказали, что шейка хорошая, а еще –  что  у меня будет мальчик, но я это и так почему-то знала. Первые шевеления я почувствовала еще неделю назад. Я пришла к своему гинекологу, и она записала меня на скрининг почти в 21 неделю и сказала, что больше УЗИ можно не делать. Она была уверена, что ничего плохого больше не случится, и самое главное – я ей поверила!..

Вот и подошел второй скрининг, я иду счастливая на УЗИ, а мне говорят с малышом все хорошо, а вот от шейки осталось 15 мм и открытие 28×9мм… В этот момент земля ушла из-под ног, я не могла остановить свои слезы. В приемном покое, куда я пришла с заключением УЗИ, меня успокаивают и говорят: «Всё зашьем и доносишь!» Я ложусь в гинекологию, на следующий день берут мазок.  Результат почему-то пришел только через два дня –  много лейкоцитов ни шить нельзя, ни устанавливать пессарий. Проходит еще день… Мне приносят свечи для лечения, и во мне просыпается надежда. Еще через четыре дня я иду сдавать контрольный мазок, но – плодный пузырь во влагалище, это всё…

Предлагают выбор: ждать, когда родовая деятельность начнется сама или мне могут помочь. Я согласилась на стимуляцию. Дальше –  прокол пузыря, таблетки и начинаются схватки. Принесли утку, но у меня вместе со схватками не останавливаясь идет кровь, натекло уже с половину утки. Я спрашиваю у медсестры: «Это нормально?» Она отвечает: «А ты как хотела?» И тут останавливаются схватки, я иду в коридор и начинаю ходить в надежде, что они усилятся. Встречаю в коридоре врача, она спрашивает, как дела, я отвечаю, что схватки прекратились. Она ведет на кресло, смотрит и кричит: «Отслойка плаценты! Срочно готовьте операционную и вызывайте анестезиолога!» Врач сходила посмотреть утку и вернулась бледная. Мне вводят наркоз и делают плодоразрушающую операцию…

Очнулась я уже в палате, слёзы текли не переставая. Я не могла принять то, что случилось. Опять пришло молоко, грудь была каменная, и я, плача, ее сцеживала –  молоко текло, а кормить было некого… Вернувшись домой я бредила только одним: я хотела быстрее забеременеть, я хотела получить, то чего меня лишили, и ночами продолжала плакать.

Замерла

Год 2018. Прошло полгода после потери сыночка, и я снова забеременела. Сменила женскую консультацию, где теперь мне обещали зашить шейку уже на 14 неделе. Я один раз полежала на сохранении, и там врач спросила, была ли я у гематолога. Я ответила, что нет, меня никто не направлял. Выписавшись из больницы, я первым делом отправилась к своему врачу и спросила, не нужно ли мне посетить гематолога? На что получила ответ: «Нет, зачем? У тебя же потери после 20 недель были.» И я никуда не пошла. Ждала, счастливая, первый скрининг, а после – направления в стационар на наложение швов.

И вот приближается новый 2019 год, 29 декабря я иду на УЗИ, чтобы убедиться что все хорошо, а потом спокойно праздновать. Мне говорят, что все отлично, показали мою бусинку, которая уже шевелила ручками и ножками, и я радостная поехала домой.

Первый скрининг назначен на 15 января, с утра у меня было беспокойство, что что-то не так. Я иду на УЗИ, а мне говорят, что беременность замерла… Я спрашиваю: «Когда?» –  на 10 неделе,  то есть через 4 дня после последнего УЗИ – 2 января…И я начинаю плакать, я не представляю, как выйду сейчас из кабинета и скажу мужу. У меня началась истерика. Я зашла в кабинет к врачу с результатом и не увидела в ее глазах ни капли сочувствия, а лишь облегчение, что ей не нужно больше меня наблюдать. Она и дала мне направление на выскабливание. Все что она сказала, было: «Будем искать причину, нужно сходить к ГЕМАТОЛОГУ, раз случилась замершая…» Еще три недели назад я у нее об этом спрашивала! Я просто вылетела из кабинета и больше туда не возвращалась…

Сейчас я борюсь со своими чувствами. Чувства обиды и несправедливости меня не покидают, я просто эмоционально истощена и не нахожу поддержки у окружающих. Усугубляет ситуацию и тот факт, что у меня с двоюродной сестрой был одинаковый срок. И вот она беременная, счастливая, ждет рождения малыша так же, как и я ждала этого в январе, но только мой путь намного сложнее. Слова поддержки вроде: «Отпусти ситуацию» и «хватит завидовать» –  не только не помогают, но еще и выводят из себя. Меня не только не понимают, но и слушать не хотят… Поэтому я перестала говорить о своих переживаниях окружающим, плачу только тогда, когда никто не видит, и натягиваю улыбку на лицо. Но сколько я еще смогу так жить –  не знаю.

Сейчас я наблюдаюсь в центре планирования семьи у репродуктолога и гематолога. Появилась надежда, что все получится. Настраивают беременеть летом, но мне страшно –  прошлое всегда со мной, как и непонимание, для чего мне нужно было пройти через такие испытания…

 

По статистике, в России 127 215 беременностей заканчиваются самопроизвольными выкидышами и 28 950 абортов по медицинским показаниям.

Наш фонд оказывает поддержку таким семьям: как мужчинам, так и женщинам. Мы проводим группу поддержки родителей в разных городах России, организуем личную поддержку с профессиональными психологами, готовим и делаем доступными каждой семье материалы, которые могут поддержать в такой ситуации.

Мы проводим исследования на тему сокращения количества выкидышей и замерших беременностей, и нам сейчас нужны финансовые ресурсы на них. Пожертвования идут на то, чтобы помочь каждой семье, потерявшей ребенка, своевременно узнать о том, что они не одни, и они могут и должны просить о помощи.

Вы тоже можете помочь! Потому что даже совсем маленькая сумма денег вносит вклад в это большое дело. По всей стране семьи смогут узнать, что они не одни, что рядом есть люди, и они хотят их поддержать сейчас.

Помочь Фонду: СМС на номер 3434 со словами НЕОДНА пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (например, НЕОДНА 500)

Сделайте подписку на ежемесячные пожертвования и тогда, указанная вами сумма, будет списываться у вас автоматически каждый месяц.

 

Помочь фонду

1 Комментарий

  1. Алсу:

    Здравствуй милая моя…
    Я очень сочувствую и понимаю что это.
    Я понимаю твою боль.
    Меня зовут Алсу, у меня две потери на сроках 27 и 22 недели.
    Напиши мне пожалуйста на почту , я с тобой хочу связаться и поддержать.
    Evita_concert@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





×

Для физических лиц

×

Для тех кто желает оказать финансовую помощь, предоставляем реквизиты для перевода денежных средств

БИК 044525225
Наименование банка: ПАО Сбербанк
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Расчетный счет 40703810938000006570
Наименование получателя БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ РОДИТЕЛЯМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ “СВЕТ В РУКАХ”
ИНН получателя 7743203821

×

×