Отчет Фонда за март 2019
23.04.2019
Новая статья вышла на портале www.psychologies.ru
06.05.2019
 

Мой ангелочек Ульяна

Меня зовут Регина, мне 27 лет. И я мама четырёх детишек. Я до сих пор нахожусь на этапе принятия этого...

 

 

 

 

Первая беременность для моего сознания была совсем юной: 04.02.2013 она закончилась выкидышем на сроке 7 недель. С папой этого ребёнка мы не смогли прожить эту утрату вместе и разошлись после 6 лет. Об этой боли я ни с кем не говорила и заглушила ее. 29.09.2014 года моя вторая беременность закончилась остановкой сердца у ребенка на сроке 6–7 недель, начался выкидыш. Ребёнок был очень желанный, я была к нему готова, но Бог все видит, и он не видел мою дальнейшую судьбу с папой малыша. Сердце мне подсказывало, что это сыночек. И вновь, все по кругу -- «не принято обсуждать».

10.05.2016 года я родила долгожданную мою крошку Элину: 3590 г 52см. Беременность была сложной, 6 сохранений, роды очень тяжелые, экстренное КС.

Но вопреки всему, моя доченька выжила и радует своими умениями.

Рождение Ульяны

С мужем мы сразу мечтали о большом количестве детей! И вот долгожданная беременность в 2018 -- отличная, волшебная! Начала слушать себя, малыша внутри. Сердце подсказывало, что мое желание родить естественно после КС будет исполнено. Так я и родила 15.02.2019 года в 03:45 свою вторую крошку — Ульяну: как и Элина – 3590 г, но только уже 53 см.

 

 

Роды прошли прекрасно, без акушерской агрессии, без обезболивающих и окситоцина. Мы с доченькой очень хорошо поработали. Она так хотела скорее к маме в объятия. Но с того момента, как доченька родилась, я вместо эйфории и радости начала чувствовать большую тревогу. Я как сумасшедшая стала просить не трогать ее, отдать мне, не хотела ни с кем ее делить. Мое сердце не было спокойным! Ульяшу положили мне на живот, я обнимала ее. До сих пор чувствую в руках ее тепло, и какой она была мокренькой, в смазке. Ульяша жаловалась мне, как ей было тяжело, но мы вместе справились. Эти воспоминания для меня самые яркие. Я прокручиваю их каждую минуту, если остаюсь одна со своими мыслями.

Такой я запомнила Ульяночку — живой, чистой, светлой, без трубочек.

Сохранились и фотографии, спасибо акушерке. Но потом меня отключили, чтобы зашить. Я не хотела засыпать, а когда я проснулась, ребёнка рядом не было. Я одна, на кресле в родзале. Я вспомнила, что под наркозом слышала плач ребёнка. Потом Ульяну прикладывали к груди, а потом я услышала слова врача о том, что дочку куда-то забирают «понаблюдать».

Начало конца

Я позвала врача, и мне сказали, что дочка в реанимации с подозрением на пневмонию. Потом увидела, как ругались мой врач и женщина из реанимации. Говорили, что ребёнка очень поздно принесли. Мое сердце рвалось на куски, я звонила мужу, просила разобраться. Все, что мне говорили: дождитесь обхода врачей, вам все скажут. Я дождалась обхода в послеродовом. Я ждала не своего врача, а только неонатолога, но пришли из реанимации. По одному только лицу было понятно, что это всё... Куча документов и слова, как гром: «У вашего ребёнка крайне тяжелое нестабильное состояние. Пневмония, лёгочное кровотечение, отек головного мозга, была остановка сердца — реанимировали; ребёнок поступил из отделения патологии новорожденных в состоянии комы. Налицо все признаки внутриутробной инфекции».

 

 

Всё. Часть меня умерла в этот момент. Я хотела к дочери, я рвалась к ней — это было единственным моим желанием. Мужу я позвонила и попросила организовать крещение. В 13:00 мне в первый раз разрешили к ней зайти. И здесь мое сознание не даёт мне подробностей. Мне просто разрешили быть с ней круглосуточно. Все врачи и медперсонал плакали, а я стояла рядом с Ульяной и пела ей колыбельные, разговаривала с ней, не позволяла себе плакать.

Я рядом!

В это же вечер пришёл мой муж и ему тоже стали рассказывать все диагнозы, но что толку? Мы их не слышали. На следующий день, 16.02.2019 утром мне позвонили из реанимации, вновь остановка сердца и вновь ее реанимировали. Я рядом, доченька, я здесь!  Ульяша порозовела, искала меня глазами, сжимала мой палец своей маленькой ручкой, такая сильная девочка, которая не хотела уходить.

Вечером к 8 часам я должна была вновь идти к ней, после небольшого перерыва (мне ставили капельницы, уколы и т.д.) Но за 10 минут до этого времени звонок, и такой знакомый номер: «Срочно». Я выдрала из руки иглу и побежала. Я бежала по этому длинному коридору и рыдала, ни на кого не обращая внимания. Над кювезом столпились врачи.

«Регина, милая, она уходит...» — слезы и вой кругом. Я попросила пригласить мужа и сказала, что мы должны быть в этот момент с ней рядом, с нашей доченькой. Приехал муж, доченьку вернули. Она даже стала вновь сжимать ручки, но сердце почти не прослушивалось. Нам просто сказали, что это может занять очень долгое время.

 

 

«Вы остаётесь?» --  «Конечно, да! Мы теперь никуда не уйдём, и никто ее не отнимет!» В течение следующих двух часов произошла ещё одна остановка сердца. Адреналин –  и вновь бьется. В какой-то момент я начала ей петь песню, и тут Ульяна сильно сжала мой палец и  посмотрела в мои глаза. И всё. Я не сразу поняла, что случилось. Движений больше не было, никаких. Я рванула к врачам, все прибежали и стали делать реанимационные процедуры, массаж сердца. УЗИ показывало, что сердце ещё сокращается, но все медленнее. И вот в 22:35 последнее УЗИ – сердце не бьется. Ушла.

Прощание

Боль. Я хотела выть. И сейчас хочу. Мой муж — такой прекрасный папа. Я чувствовала и его боль, и от этого хотелось закричать на весь мир. Наша малышка, такая сильная девочка. Я таких людей никогда не встречала. Как она хотела быть с нами, как она хотела жить!

Меня спросили, хотела бы я взять ее и попрощаться. Я, конечно, согласилась. Попросила время для нас с ней. Ее дали мне в руки. Моя малышка, крошечка, такая красивая! Я гладила ее, целовала каждый миллиметр ее тела! Муж попросил подержать доченьку. И вот так мы вместе держали ее, передавали бережно друг другу, как живую! Я говорила ей, что хочу скорее забрать, и до самых похорон мое сердце не было на месте. Я хотела ее забрать!

Когда были похороны, я чувствовала облегчение: ее никто не трогает теперь, нет никаких трубочек и иголок.

Теперь я другая, мы все теперь другие. И часть меня умерла с Ульяной! Все мои ангелочки, все сейчас вместе и в моем сердце!

По статистике, в России 127 215 беременностей заканчиваются самопроизвольными выкидышами и 28 950 абортов по медицинским показаниям.

Наш фонд оказывает поддержку таким семьям: как мужчинам, так и женщинам. Мы проводим группу поддержки родителей в разных городах России, организуем личную поддержку с профессиональными психологами, готовим и делаем доступными каждой семье материалы, которые могут поддержать в такой ситуации.

Мы проводим исследования на тему сокращения количества выкидышей и замерших беременностей, и нам сейчас нужны финансовые ресурсы на них. Пожертвования идут на то, чтобы помочь каждой семье, потерявшей ребенка, своевременно узнать о том, что они не одни, и они могут и должны просить о помощи.

Вы тоже можете помочь! Потому что даже совсем маленькая сумма денег вносит вклад в это большое дело. По всей стране семьи смогут узнать, что они не одни, что рядом есть люди, и они хотят их поддержать сейчас.

Помочь Фонду: СМС на номер 3434 со словами НЕОДНА пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (например, НЕОДНА 500)

Сделайте подписку на ежемесячные пожертвования и тогда, указанная вами сумма, будет списываться у вас автоматически каждый месяц.

 

 

Помочь фонду

1 Комментарий

  1. Наталья:

    Всегда мечтала о дочке.
    Первая беременность незапланированная, но желанная. Довольно тяжёлая. Мальчик. Я немножко погрустила, но надеялась, что будет ещё и дочка когда-нибудь.
    Было очень тяжело и на 2 беременность я решилась только через 3,5 года.
    До 20 недели ждала в ожидании узи – девочка. Я была так рада, просто не описать словами.
    Но вместе с радостью пришла преэкламсия.
    Давление, отеки, набор веса 30 кг, токсикоз с 1 месяца по 7.
    На 30 неделе узи – ставят пдр на 19 апреля, а сын родился 18 апреля. Я счастлива. Решили назвать Мирославой, а сын у нас Святослав.
    Но проблемы с плацентой.
    На 33 неделе 2 марта кладут на сохранение в республиканский перинатальный центр. Там мне грубят, не хотят принимать, заставляют в приемном повторно сдавать анализы, все же принимают, но говорят, что им не нужны недоношенные, кесарить не будут, лежи до 37 недели, потом будем роды вызывать. Но при этом ставят уколы, подготавливающие лёгкие к раскрытию. Подстраховываются.
    Утром 6 марта 2018 повели на узи, оставили в коридоре ждать врача. Врач пришёл через час, я дико устала сидеть голодная, замерзшая в коридоре, поднялось давление. Позже, уже в палате, пришла на обход врач, я спрашиваю снова что же будут делать, ответ тот же «лежи, сохраняйся».
    Через 2 часа мне стало плохо, слабость, головокружение, позвала врача, она послушала, отправила на узи (Одну. Идти через всю больницу с подозрением на замершую беременность, хотя по протоколу в таких случаях должны везти на каталке).
    Я понимала что что-то не так, но наделялась что это подтолкнёт к кс и этот кошмар закончится.
    Узистка посмотрела, молча вышла, вернулась с бригадой, которая начала перекладывать меня на каталку. Я с надеждой «что случилось?», в ответ «ребёнок погиб».
    Я зарыдала от ужаса и непонимания, что произошло. Очнулась уже в реанимации с пустым животом. Чуть не умерла от кровотечения во время экс.
    Полная отслойка плаценты.
    Спрашиваю почему вы не сделали кс за те 4 дня, что я лежала на сохранении? В ответ «ну мы же не думали, что отслойка будет сразу полная. Обычно бывает частичная, успеваем спасти ребёнка, вам просто не повезло».
    6 марта 2018 умерла наша дочка на 34 неделе беременности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





×

Для физических лиц

×

Для тех кто желает оказать финансовую помощь, предоставляем реквизиты для перевода денежных средств

БИК 044525225
Наименование банка: ПАО Сбербанк
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Расчетный счет 40703810938000006570
Наименование получателя БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ РОДИТЕЛЯМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ “СВЕТ В РУКАХ”
ИНН получателя 7743203821

×

×