БФ «Свет в руках» провел обучающий курс для специалистов Тульского Областного перинатального центра
04.04.2019
В НМИЦ им В.И. Кулакова прошел обучающий семинар
11.04.2019
 

Меня зовут Катя, мне 28 лет и я потеряла троих детей. История моих потерь началась в 2017 году. Мы с Пашей поженились в 2016 году и почти сразу захотели малыша. Обследовались, и выяснив, что все у нас хорошо, начали планировать.

Думали, что будет как в сказке: «И жили они долго и счастливо». Но наверное, не все в жизни идет по «сказочному» сценарию. Первая беременность закончилась очень быстро. На сроке 8 недель, когда я пошла в ЖК вставать на учет, на первом же УЗИ мне сказали, что ничего не видят. Направили в стационар. Я переделала УЗИ платно в другом месте и, к сожалению, все подтвердилось — сердцебиения нет, беременность замершая.

Слезы, боль, чистка, пустота. Через несколько дней пришли результаты гистологии: «Нежизнеспособный плод мужского пола, трисомия 18». У моего малыша было на 1 хромосому больше, и из-за этого он не смог бы выжить, или родился бы инвалидом.

    Он выбрал уйти рано… Мы отпустили его.

 

 

Снаряд дважды в одну воронку…

Боль потихоньку утихла. Вместо нее появилась надежда, что в следующий раз всё получится. И вот, полгода спустя, после позитивных результатов обследований, в разгар лета я снова вижу 2 полосочки на тесте.

Это мой малыш, мой подарок на день рождения! Все будет хорошо! Как мы были рады! Но как и боялись первого УЗИ в то же время... В то же время были уверенны, что все будет хорошо! И вот на первом УЗИ в 8 недель я слышу сердечко своего малыша! Стучит громко, четко и быстро. Живой! Я встала на учет в ЖК. По анализам все хорошо, ношу под сердцем нашу радость…Проходит месяц, другой, третий, вот уже и первый скрининг мы прошли, уже и видела я, какой большой малыш, как он там в животике возится.

Оказалось, что у нас снова мальчик. Максим, наш Максик вернулся, и всё теперь у нас будет хорошо. Второй скрининг, 20 недель, кабинет УЗИ. Идем вместе с мужем –  так мне хотелось, чтобы он с Максимкой познакомился. Ложусь на стол, муж садится рядом, врач берет датчик и… тишина.

«Почему они не включили звук послушать сердечко?» — мысль у меня в голове, а сердце потихоньку начинает окутывать липкий страх, как на первом УЗИ в первую беременность… И снова от врача те же вопросы, что тогда: «Вы не курите, не пьете? Кем работаете, не на вредных условиях? У вас тут не очень всё хорошо…» А дальше, как в страшном сне: «Ребята, я не знаю почему, но ваш ребенок умер».

    Как впустить в себя эти слова, как понять, что это твоя реальность, как не умереть в кабинете УЗИ, услышав «Ваш ребенок умер»?

Я не могла дышать, не могла осознать и понять, что это повторилось, что этот мой кошмар стал реальностью. Реальностью, которую надо принять и жить… Мой малыш — Максим, такой здоровенький, живой… теперь оказался мертвым.

Дальше всё серое. Паша обнимал, утешал и поддерживал меня на диванчике у кабинета УЗИ. Потом отвез на такси в ЖК, где уже знающие меня и мою предыдущую историю медсестры с сочувствием выписали направление в стационар. Опять больница, опять палата, но на этот раз не моментальная чистка «во сне», а искусственно вызванные роды, потому что малыш уже большой для обычной чистки. Ем таблетки 2 дня, прощаюсь с малышом, глажу свой уже к тому моменту округлившийся животик, плачу, прошу прощения за то, что снова не уберегла...

На третий день принимаю таблетку, стимулирующую роды. Схватки, боль, рождение мертвого малыша — моего сыночка. Наркоз и чистка после всего этого.

Помогла семья

Чистка не только физическая, но и душевная, потому что после всего этого в душе у меня образовалась пустота. Пустота, которую ничем не заполнить. В первый раз меня спасла и «вытащила» работа: я работаю с детьми, учителем изобразительного искусства. В этот раз работа не помогла…Муж поддерживал, без него я, наверное, даже из дома не смогла бы выйти. Он окружил меня заботой и вниманием, отвлек ремонтом в кухне, купил тур в Черногорию. Моя мама тоже все время была рядом, помогала и поддерживала нас. Но я чувствовала, что чем бы не занималась, как бы не отвлекалась, я ничем не могу заполнить ту пустоту, которую оставил малыш после своего ухода.

    Всё мне казалось бессмысленным, «ненастоящим», все занятия – выдуманными, а увлечения – игрушечными.

Решиться вновь

Результат гистологии гласил: «Множественные фибриновые тромбы в сосудах плаценты». Дальше были расширенные обследования, анализы на генные мутации в крови. Выяснилось, что у меня наследственная тромбофилия — густая кровь, которая при беременности густеет еще больше. После выяснения причины стало чуть легче, т. к. теперь мы хотя бы знали, что можем что-то сделать — предотвратить самое страшное, в последующем вести беременность на лекарствах, разжижающих кровь.

    Предпринять хоть что-то, чтобы спасти жизнь наших будущих детей, а не ждать, сложа руки, того момента, когда на УЗИ нам скажут: «Ваш ребенок умер.»

После второй беременности вернуться в жизнь было очень тяжело. Это была не жизнь, а существование и поиск сил в себе для того, чтобы начать жить хоть чем-то и  решиться на новую попытку. Ведь все, что имело для меня смысл, заключалось в беременности, в ребенке… Я не могла и не хотела мыслить в другом направлении, не чувствовала желания идти в какую-то другую сторону. Но вместе с этим, чувствовала огромный страх: не все зависит от меня, и в любой момент беременность можно потерять.

Решиться снова было очень непросто. Конечно, только спустя полтора года. Весь 2018 год мы отдыхали, «отвлекались» и потихоньку искали врача. И когда все было найдено, все причины выяснены, а план наших действий разработан, мы решились. Снова появилась надежда на что, может быть, в этот раз нам повезет, ведь теперь мы знаем в чем дело и делаем все, чтобы избежать самого страшного.

Еще на этапе планирования я нашла замечательного гематолога, который объяснил мне причины прошлых неудач. Он назначил тактику планирования и ведения беременности на препарате, который не дает образовываться тромбам. На нем многие успешно вынашивают и рожают. Я была спокойна, потому что очень доверяла этому врачу. Его спокойный голос и уверенность в том, что «мы выносим», передавалась и мне.

В третий раз

Забеременела я в третий раз в начале 2019 года. Продолжая делать уколы гепарина в живот, как и на этапе планирования, первым делом сдала гемостазиограмму, а затем с результатами поехала к своему врачу. Анализы оказались идеальные, врач сказал, что препарат мне помогает, и гемостаз мой в норме. Сказал вернуться через 3 недели на УЗИ для подтверждения беременности и постановки на учет.

Прошло 3 недели. Я пришла на УЗИ. У меня уже на каком-то бессознательном уровне страх и отвращение к любым аппаратам, кабинетам и врачам УЗИ. Но делать нечего — иду. Срок моей беременности на тот момент – 7 акушерских недель, а по УЗИ срок отстает и беременность соответствует 3–4 неделям. Эмбрион видно плохо, сердцебиения не обнаруживается. Говорят, что либо замершая, либо поздняя овуляция, и нужно прийти на контрольное УЗИ через неделю. Это была одна из самых тяжелых и страшных недель в нашей с Пашей жизни. Подвешенное состояние, страх, молитвы, надежда на чудо.

Но чуда не случилось. Через неделю на контрольном УЗИ я вновь услышала эти слова: «Порадовать нечем, беременность замершая». Мой малыш снова умер. Умер, даже не успев «включить» сердечко. Умер, несмотря на наши усилия, планирование, несмотря на уколы, на знание причин предыдущих потерь. Мой гематолог, посмотрев мой гемостаз, сказал, что тромбофилию мы побеждали,  и беременность замерла в этот раз не по причине тромбофилии.  Действительных причин мы пока не знаем. Знаем только то, что не все зависит от нас…

Тяжело принять это, тяжело и больно думать, что все снова закончилось плохо. Остается только отпустить и научиться жить чем-то другим. Спасибо фонду за то, что есть место, куда можно «отправить» свою боль, таким образом, отпустив ее.

 Только отпустив, можно поверить, что, возможно, когда-нибудь все еще будет хорошо.

 

По статистике, в России 127 215 беременностей заканчиваются самопроизвольными выкидышами и 28 950 абортов по медицинским показаниям.

Наш фонд оказывает поддержку таким семьям: как мужчинам, так и женщинам. Мы проводим группу поддержки родителей в разных городах России, организуем личную поддержку с профессиональными психологами, готовим и делаем доступными каждой семье материалы, которые могут поддержать в такой ситуации.

Мы проводим исследования на тему сокращения количества выкидышей и замерших беременностей, и нам сейчас нужны финансовые ресурсы на них. Пожертвования идут на то, чтобы помочь каждой семье, потерявшей ребенка, своевременно узнать о том, что они не одни, и они могут и должны просить о помощи.

Вы тоже можете помочь! Потому что даже совсем маленькая сумма денег вносит вклад в это большое дело. По всей стране семьи смогут узнать, что они не одни, что рядом есть люди, и они хотят их поддержать сейчас.

Помочь Фонду: СМС на номер 3434 со словами НЕОДНА пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (например, НЕОДНА 500)

Сделайте подписку на ежемесячные пожертвования и тогда, указанная вами сумма, будет списываться у вас автоматически каждый месяц.

 

 

Помочь фонду

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





×

Для физических лиц

×

Для тех кто желает оказать финансовую помощь, предоставляем реквизиты для перевода денежных средств

БИК 044525225
Наименование банка: ПАО Сбербанк
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Расчетный счет 40703810938000006570
Наименование получателя БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ РОДИТЕЛЯМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ “СВЕТ В РУКАХ”
ИНН получателя 7743203821

×

×